Паралимпийская чемпионка Алла Лысенко: «Когда мне поездом отрезало ноги, я год не выходила на улицу».


Алла Лысенко

43-летняя киевская спортсменка завоевала в Лондоне первую в истории нашей страны золотую награду в гребле.

 

Почин олимпийской команды Украины по академической гребле поддержали и наши спортсмены с ограниченными возможностями. Как и олимпийцы, паралимпийцы оттачивали свое мастерство на базе в Днепропетровске. На пути к золотой медали Паралимпиады-2012 в Лондоне 43-летней Алле Лысенко, ставшей первой в истории паралимпийской чемпионкой по гребле, пришлось немало пережить и многим пожертвовать. Например, сменить свою уютную киевскую квартиру на номер в днепропетровской гостинице. Для Аллы это вторые Игры. В Пекине наша спортсменка играла за волейбольную команду.

 

 

«Муж долго не сообщал родным, что со мной произошло»

— Алла, как ты из волейбола попала в греблю?

— Греблей я занималась три года еще в техникуме — в «здоровой» жизни. Беда случилась, когда мы с мужем возвращались на поезде от его родителей. В Фастове вышли с Володей купить воды и не заметили, когда объявили отправление нашего поезда. Бросились догонять. Я первая схватилась за поручни, но нога куда-то провалилась, а потом и вся я оказалась под поездом. Глянула вниз: а вместо ног — кровавое месиво. Боли не помню, все было как во сне...

 

Пришла в себя уже в больнице. Рядом был муж. «Не переживай, все будет хорошо», — успокаивал он меня. Только что может быть хорошего — в 27 лет остаться без ног? Врачи еле меня спасли — очень много крови потеряла. Ноги пришлось ампутировать выше колен. Потом узнала, что поездом мне отрезало их ниже колен, но врачам в Фастове некогда было собирать мои конечности по частям. Слава Богу, жива осталась. Володя еще долго не сообщал родным, что со мной произошло... А я все думала, почему это случилось. Наверное, судьба.

Долго не могла смириться со случившимся. Почти год не выходила на улицу. Казалось, выйду — и все начнут показывать на меня пальцем. Дома загружала себя работой. Наловчилась на коляске готовить, убирать, стирать. Раньше работала маляром, поэтому решила затеять в квартире ремонт. Сама поклеила обои. Ставила на кухонный стол две табуретки и на руках взбиралась на это шаткое сооружение. Страха упасть не было, просто хотела за работой отвлечься от грустных мыслей.

 

А однажды Володя специально для меня купил газету «ФАКТЫ». Там была статья о женщине — инвалиде детства, организовавшей спортивный клуб. Александра Грановская приглашала всех на сидячий волейбол. Был указан номер телефона. А я в молодости занималась академической греблей — Володя знал об этом. Муж показал мне эту статью в надежде на то, что я заинтересуюсь и наконец-то выйду из дому. Созвонились с этой женщиной. Она пообещала вечером заехать за мной на машине и забрать на тренировку. Сижу жду. Час жду, два, три...

 

— Так и не приехала?

— Нет. В тот момент мне казалось, что все мои надежды рухнули. В слезах позвонила мужу: «Никому я не нужна, и мне ничего не надо!» А Володя стал успокаивать: «Мало ли что у человека могло случиться». На следующий день выяснилось, что у Александры попросту захлопнулась дверь и она не могла выйти из квартиры.

 

Занялась сидячим волейболом просто для того, чтобы не оставаться в одиночестве в четырех стенах. Потом появились успехи, меня взяли на первые заграничные соревнования — чемпионат Европы в Финляндии. Попала в паралимпийскую сборную и поехала на Игры-2008 в Пекин. Пятое место заняли! В греблю хотела перейти, как только она появилась. Но руководство нашего комитета отпустило меня только после Пекина.

 

— А что привлекало в этом виде спорта?

— Большой выброс адреналина. На старте вспыхиваешь как спичка. Тяжело, конечно, как и в любом другом виде спорта. И до мозолей руки стирала, и мышцы болели сильно...

 

— У тебя такой маникюр шикарный. Длинные ногти не мешают весло держать?

— Нет (смеется). Наоборот, помогают.

 

— И кольца на каждом пальце, а еще сережки, цепочка...

— Все золотые украшения перед соревнованиями с себя снимаю. Есть у меня любимая бандана — в ней и стартую.

 

— А еще выделяешься своим средиземноморским загаром.

— Спасибо (улыбается). Загар днепропетровский, вперемешку с французским — мы во Франции на соревнованиях были. Загорели только лицо и руки.

 

— На интервью ты пришла без медали. Говорят, в Олимпийской деревне спортсмены боятся оставлять свои награды — кражи случались.

— Руки поотрываю! Слишком большим трудом далась мне эта награда.

 

 

Алла Лысенко

 

*Алла Лысенко: «Тяжело, конечно, как и в любом другом виде спорта — и до мозолей руки стираешь, и мышцы болят... Но зато какой выброс адреналина!»

 

«Выступаю только на голодный желудок, а вот после финиша слона могу съесть»

— Как спалось накануне «золотого» заплыва?

— Если честно, приняла снотворное. Не могла заснуть — все вертелась, в голове прокручивала дистанцию, думала, как стартовать. Вот и пришлось просить у врача сборной таблетку.

 

Утром в день старта не ем. Выступаю только на голодный желудок. Так легче. Если поем, дискомфорт ощущаю. Ну а после финиша слона могу съесть.

 

Но нет ничего хуже в гребле, чем ожидание финала. Между квалификацией и финалом у нас день отдыха. День такой длинный и тягучий получается, столько мыслей пролетит в голове. Молюсь обязательно, Боженьку прошу помочь. И все родные за меня молятся. Но, как говорится, на Бога надейся, а сам не плошай.

 

— Уже думала, как распорядишься призовыми?

— Если честно, нет. Их еще надо получить. Когда деньги будут на руках, тогда и распределю их. Были бы деньги, а на что их потратить, всегда найдется. Сначала другие планы надо осуществить.

 

— Какие?

— Домой добраться. Я в Киеве дома не была полгода. Готовилась к соревнованиям в Днепропетровске. Жили в гостинице «Рассвет». Мы там уже как свои. На сборы муж приезжает ко мне. Днепропетровск — моя вторая родина (смеется).

А еще так борща хочется! Тут все наши спортсмены по украинскому борщу скучают.

 

— Вот вернешься домой и сразу наваришь борщ.

— Да борщ меня и так уже будет ждать, а столы — ломиться. Все меня ждут.

 

В гости к родителям и сестре хочу съездить. Они живут в Бердичеве Житомирской области. После моей победы вечером общались с сестрой по скайпу. Она говорит: «Алла, я так плакала!» Да и любимый человек тоже в Бердичеве живет. Созваниваемся часто с ним.

 

Хочу еще на могиле первого мужа побывать. Володя трагически погиб, не дожив месяца до десятилетия нашей супружеской жизни. Как я все это пережила, одному Богу известно. Еще целый год после своей смерти Володя оберегал меня — приходил в снах.

 

Второго моего мужа, кстати, тоже Володей зовут. Мы были знакомы с ним еще с юности, но потом судьба развела нас: он женился, я замуж вышла. У нас много общего: у меня муж погиб — он тоже вдовцом остался. Как-то в Бердичеве Володя встретил на рынке мою сестру и расспросил ее, как меня найти. С тех пор мы вместе.

 

 

Ольга Гурина, 11 сентября 2012 года, «ФАКТЫ»

 

КОММЕНТАРИИ


На правах рекламы: