Олимпийская чемпионка Наталья Довгодько: «Сложности в стране отражаются на спорте».


В гостях у Sport.ua побывала олимпийская чемпионка по академической гребле.

 

Наталья Довгодько

sport.ua, Наталья Довгодько

 
В четверг, 14 августа 2014 года, на вопросы читателей и журналистов Sport.ua ответила олимпийская чемпионка по академической гребле Наталья Довгодько. Она рассказала о тренировочном процессе в сложное для Украины время, о предстоящем чемпионате мира, о проблемах гребного спорта в нашей стране и многом другом.
 
- Вы ощущаете любовь болельщиков, поклонников? Уже ощущаете себя звездой спорта?
- Уже вроде бы давно, но кажется, что совсем недавно. Сначала был юношеский, молодежный спорт, как-то оно не так чувствовалось. Делаешь результат для себя, сам в себя веришь, верят в тебя родители, но когда сталкиваешься уже с более профессиональным спортом, выходишь на старт, и после финиша, после побед тебя все поздравляют (и знакомые, и незнакомые), это очень неожиданно, приятно. Я понимаю, что за мной наблюдают, болеют за меня. Это непередаваемые ощущения, очень приятные.
 
- Как у вас сейчас проходит тренировочный процесс, в связи с ситуацией в Украине? У вас как-то изменились подготовка, сборы?
- В этом году грех жаловаться, потому что до начала этой ситуации в стране у нас было заложено два выездных зимних сбора в Италии. Поскольку мы должны проводить тренировки на воде, а у нас в стране холодно, мы выехали в Италию. Во время заключительной подготовки в Италии в Украине был разгар всех этих событий. Страшновато было, мы на сумках, как говорится, половину сбора сидели, потому что нам говорили, что мы вот-вот должны вернуться. Но прошло все успешно, приехали сюда. Проблема в том, что не сразу поступали деньги за сборы. Много чего было за счет спортсменов, мы вкладывали собственные деньги, до сих пор не все выплачено. Но мы понимаем, почему так. В принципе, условия в этом году сделали нормальные. Единственное, что это идет за счет спортсмена, как бы в долг. Но Министерство по чуть-чуть отдает деньги.
 
- Точно отдают? Юрий Чебан нам рассказывал о том, что с марта не выделялись деньги ни на сборы, ни на подготовку спортсменов, даже стипендии не платились, и они даже не понимают, будет ли это все выплачиваться...
- Выплачивается, иногда неожиданно. Вроде как сказали, что олимпийских стипендий уже не будет, но буквально через месяц выплатили за другой месяц, задержали. Понемногу выплачивается. Финансирование все равно идет, но сокращено количество людей на сборе. Сейчас на чемпионат мира, последний старт в этом году, утвердили всего три экипажа: я в одиночке, двойка парная женская и четверка мужская парная. А раньше выезжало классов шесть. Чувствуются сложности в стране, это нужно пережить.
 
- В связи с этим ваша подготовка к чемпионату мира изменилась? Вы говорите, что сократили количество экипажа. А как обстоят дела с персоналом, который работает со спортсменами, есть ли там какие-то изменения?
- Конечно, есть изменения. Многие идут навстречу. Раньше их на сбор брали, сейчас нет, но все равно к врачам, массажистам можно обратиться, они помогут. Тяжело, все время есть какие-то проблемы. Вот я тренируюсь с мужской четверкой парной, ребята сейчас первыми на Европе были. Когда смотришь, как Юрий Чебан победил, аж мурашки по коже идут, приятно. Флаг Украины, гимн настолько воодушевляют! Хочется так же выступить на чемпионате мира, на любых стартах, чтобы показать нас, нашу страну, показать, что нас не сломаешь ни при каких обстоятельствах.
 
- В каком режиме у вас сейчас проходят тренировки? Вы уже восстанавливаетесь или все еще длится напряженный тренировочный процесс?
- Убирается что-то одно в тренировках. Уже меньше нагрузка штанги, уже не такие объемы работы на воде. Но в то же время увеличивается интенсивность работы, она может быть не столь длинной, но интенсивной. Тоже тяжело, но отдыхать дают. Готовимся сейчас, чтобы лучше выступить.
 
- Какие цели сейчас ставят перед вами, какие должны быть места?
- Мне кажется, что любая медаль на чемпионате мира - это свой выигрыш. У нас мужская четверка парная давно не занимала на чемпионате Европы призовых мест, и уж тем более первое. У меня тренер сейчас ставит задачу попасть в финал для начала. Там 4 тура, прохождение к финалу. Нужно пройти все туры, чтобы выйти в финал. Каждый спортсмен, когда становится на старт, хочет выиграть. Для этого он и становится на старт, чтобы показать свой результат, показать то, что он наработал за многие годы. Никто из тренеров особо задач не ставит, потому что они знают, что спортсмены сами настроены на победу. По крайней мере, у ребят, с которыми я тренируюсь, такой настрой.
 
- Как вам кажется, кто для вас самый главный конкурент, кого обязательно хочется пройти?
- Одиночка - очень сложный класс. Уже много лет в этом классе в финалы попадают одни и те же. В прошлом году австралийка была лидером сезона, в этом году новозеландка, которая в прошлом году была вторая. Очень хочется стать с ними на старт, быть с ними на равных и показать класс. Там очень сильные спортсменки: и австрийка, и чешка. Там хватает соперниц. Я сегодня узнала о том, что у меня 29 соперниц. Хочется уже стартовать, посмотреть на их уровень и показать себя.
 
- Да, мы понимаем, что сложная ситуация в стране, но, возможно, Министерство обещало какие-то призовые за медали на чемпионате мира или, когда становишься призером, стабильно выплачивается стипендия, или что-то дополнительно, были ли какие-либо обещания?
- Интересуюсь этим только после соревнований. Когда мы стояли на пьедестале награждения на Олимпиаде, когда нас Бубка награждал, он сказал нам, какие у нас призовые. Мы были удивлены, даже не знали, что будут призовые. Насколько я знаю, есть стипендия Президента за места на чемпионатах Европы, мира. Есть какие-то премиальные, на чемпионате Европы точно, на Олимпиаде само собой, на чемпионате мира я просто еще не становилась призеркой, надеюсь, что все впереди. Так что о премиальных на чемпионате мира ничего не могу сказать, не интересуюсь этим сейчас. Иногда мне говорят, что я зря трачу свое здоровье на это дело, но мне хочется результатов. Больше хочется медалей, а не денежных вознаграждений. Понятно, что хочется потом оплату за труды, но больше хочется выиграть.
 
- Вопрос от болельщика. Гребля - это ваш основной источник доходов? Можно ли заработать греблей на жизнь?
- Да, это сейчас основной источник доходов. Тяжело совмещать профессиональный спорт с еще какой-то еще работой. Денег хватает на жизнь, на то, чтобы работать дальше на результат.
 
- Это поскольку у вас Олимпийская стипендия. А если бы ее не было?
- Я в спорте уже более десяти лет, в сборную попала в 2007 году. По началу ставка небольшая, родители немного помогали, а дальше ставка больше. Я не скажу, что там настолько мало платят. Я даже не знаю, как корректно ответить на этот вопрос. Если действительно показывать результат, если отрабатывать каждую тренировку, то и зарплата нормальная. Есть рейтинг спортсменов, и в зависимости от этого рейтинга каждому из них выплачивается определенная сумма.
 
- Вы получаете деньги только от украинской Федерации, украинского Министерства спорта, или международные стипендии тоже есть?

- Мы недавно с Настей Коженковой заполняли анкету, это как стипендия ФИСА (Международной федерации), но мы только заполнили анкеты и все притихло. Это было месяца полтора назад. Это стипендия к Рио-2016. Может, она со следующего года будет, может, не будет. Там была еще такая графа: «Почему вам должны дать эту стипендию?». Может, они рассматривают всех претендентов и потом выбирают по той графе, кому дать стипендию. Молчат пока. Я даже не узнавала об этом, не было еще времени. После чемпионата мира, может, узнаю.

 

 

Наталья Довгодько

 

- Гребля - дорогостоящий вид спорта? Сколько нужно потратить, чтобы начать им заниматься?
- Насколько я знаю, чтобы заниматься теннисом, нужно состоять в каком-то клубе, в клубе нужно платить ежемесячно. У нас же все бесплатно. Ты приходишь, записываешься у тренера в секцию по гребле, тренер дает тебе инвентарь (лодку, весла) и - пошел. Проблема в нашем спорте - в инвентаре, инвентарь у нас еще советский. Есть тренеры, которые занимаются детьми, в частности мой первый тренер Кириллова Раиса Семеновна. У нее уже очень много лодок или прогнили, или протухли, которые уже не подлежат восстановлению. Помню, на чемпионате мира отбиралась на лодке, которая внутри прогнила, мы ее внутри подчистили. Это было еще, когда я только попала в сборную. Если это было в 2007 году, сейчас этой лодки уже нет, тогда ей было уже лет 20. Вся проблема в инвентаре. Приходят иногда дети - и их некуда посадить. Тренер Виталий Франкович Хотяновский говорил: «Я работаю в три смены. Дети приходят на 9:00, на 10:00 и на 11:00, потому что у меня не хватает инвентаря, чтобы их выпустить». В этом у нас сейчас проблема в спорте у детей. В спорте для взрослых лодками снабдили, все хорошо, но в этом году мы столкнулись с такой проблемой, как нехватка весел. Была у парней ситуация, что на грибке весло поломалось, и таких ситуаций много. Искали лишнюю пару, не могли найти, чтобы лидирующая команда сезона поехала на чемпионат Европы.
 
- Это вплоть до того, что они не могли найти весел на чемпионат Европы?
- Нет, ну, нашли в течении полутора дней. Просто весел действительно нет. Такие поломки часто случаются. И сейчас проблемы были. У меня 18-го числа конструкция уедет, мы грузим лодки на чемпионат мира, они уезжают, а я вылетаю 22-го числа. У меня вторая лодка есть, подкаточная, чтобы дальше тренироваться, а весел нету, я буду просить у брата, а там весла куплены за его деньги. Еще давно мой брат купил приблизительно за 500 евро, сейчас такие весла стоят 800 евро. Я думала в прошлом году купить себе личные весла, но это дороговато получается. У нас мальчик купил в прошлом году весла, их заменили бесплатно, они тоже на тренировке сломались. Вот такие проблемы существуют.
 
- В принципе, кто должен поставлять экипировку - Федерация, Министерство или все ложится на ваши плечи?
- Перед Олимпиадой была закупка и весел, и лодок. Просто непонятно, куда оно делось.
 
- До вас они не доехали?
- Доехали, просто то ли мало закупили, то ли не знаю, что. У нас немало молодежи подтянулось. Может, это из-за того, что людей стало немного больше. Раньше, я помню, на юношеский чемпионат мира отобралась, у меня не было профессиональной лодки. Мне ее дали после отбора, и весла тоже, они у меня были украинского производства. Тогда нас было пять экипажей. Тогда было меньше участников, нежели сейчас. Сейчас полный комплект иногда ездит на юношеские соревнования. Им же тоже нужно на чем-то готовиться. Старый инвентарь уже не подходит.
 
- Сколько стоит лодка олимпийской чемпионки, каким трудом она вам далась?
- У меня две лодки: одну из них мне дало Министерство, а вторую - школа Днепропетровска. Такая лодка стоит около двенадцати-тринадцати тысяч евро. Я знаю, что великие одиночники/одиночницы делают лодки «под себя», они стоят до девятнадцати тысяч евро. Мне повезло, что у меня две подкаточные. Но хоть такие, мне нравятся.
 
- Сколько обычно весит ваш багаж?
- Стараюсь поменьше брать. Это зависит от температуры. Сейчас в Амстердаме вроде прохладно должно быть. Где-то 22-23 килограмма, иногда 20.
 
- Это вы берете только спортивную экипировку?

- Спортивную... Бывают иногда ситуации, как вот сейчас, что мне нужно вторую лодку настроить под весла брата. Я не могу сразу в конструкцию, которая уедет 18-го числа, погрузить весь инструмент. Я, бывает, инструмент беру с собой: гаечные ключи, отвертки, рулетки. Они тоже много весят.

 

 

Наталья Довгодько

 

- Возможно ли работать сразу в нескольких видах программы: двойка, четверка, восьмерка, или это физически сложно?
- У нас есть такие спортсмены из других стран. На чемпионатах мира соревнования проходят где-то за 8-9 дней, некоторые классы - через день. Если в одиночке у меня первый старт 24-го числа, то следующий, если я не ошибаюсь, 26. То есть там есть промежутки между днями, когда я стартую, в эти дни стартуют другие классы, все страны по-разному. Они могут стартовать в двойках безрульных, в четверках безрульных, в парных, потом еще стартовать в восьмерках. В разные дни мелкие классы и большие. Есть люди, которые успевают и там, и там отгоняться, есть такое. У нас есть одна девочка, до нее я не слышала таких результатов. На Олимпиаде она выступала в одиночке и в двойке парной, это два сложных класса. Что в одиночке больше тридцати участников, что в двойках парных около двадцати. Много туров прохождения. Ей нужно было гоняться каждый день восемь дней подряд по два километра. Это очень тяжело, и она была в одиночке третья, а в двойке парной - вторая. Сейчас она - лидирующая одиночница, она остановилась на этом классе. Это как пример того, кем я восхищаюсь. Я с раннего детства хотела реализовать себя в одиночке. Раиса Семеновна, мой первый тренер, все время говорила мне: «Девочек у меня мало, будешь одиночницей». И все время мы смотрели, как выступают другие страны, другие девочки, взрослые. Я тогда еще маленькая была. Восхищались ими. Белоруска Карстен-Ходотович - первая гребчиха, которая дала мне автограф. Еще с детства восхищались с Раей Семеновной, смотрели. Я попала в сборную в качестве одиночницы, много лет на детских соревнованиях гонялась в одиночке, на молодежных. Уже когда вышла во взрослую категорию, то в четверку попала в команду.
 
- Кто именно вас пригласил или, возможно, настоял на том, чтобы вы выступали в парной четверке, в которой вы добились своего наивысшего успеха на данный момент?
- Я попала во взрослую сборную к тренеру Морозову Владимиру Михайловичу и к Дине Мифтахутдиновой. Тогда класс четверка парная был элитный. В 2011 году в четверке парной и в двойке парной женской была взята лицензия. Претендентом на медали была четверка парная. Сколько девочек было у этого тренера, как и своих, так и в сборной, все хотели попасть туда. Там, конечно, была большая конкуренция. У нас было четыре сбора в Азербайджане, где нас всех постоянно просматривали, каждая тренировка была как гонка. Мы должны были бороться. Сначала нас было 21-22, остановились на режимной тренировке. Понемногу Морозов так делал сборы, что на следующие сборы отбираются из 20-ти 16, потом 12, потом из них комплектуют двойки парные. В двойках парных он отбирает 6 девочек. То есть не четверку и двойку, а именно 6 девочек. Потом из этих шести девочек он выбирает четыре. Вот так было.
 
- Для вас было достижением попасть в четверку, пройти такую конкуренцию?
- Конечно. Я в детстве восхищалась нашей женской взрослой сборной, работать с ними было необычно. Сначала болела за них в интернете или видела их по телевизору, а когда рядом с ними работаешь, это необычно, боишься. Когда мне сказали: «Все, сегодня ты пробуешься в четверку парную», я до и во время Олимпиады волновалась, чтобы любым образом помочь им. Я тогда была молодая. Особенно меня поддерживала тогда Яна Дементьева, хотелось утвердиться в ее глазах. Все время была одна и та же команда. Менялось пару человек, но человек шесть там были из года в год. Она мне когда-то сказала: «Сейчас ты новый человек в команде, докажи, что ты здесь не зря». Не зря я просила что-то поменять, сделать новое. Тогда это был первый старт в Швейцарии, тогда мы много выиграли. Я вспоминаю ту гонку. У нас первый старт не получился, мы выиграли свой заезд, но у нас было четвертое время. Может, перенервничали, не знаю, гонка не пошла. Потом со старта как дали! Мы даже не знали, как мы заедем. Немки тогда поставили рекорд мира в полуфинале. В финал мы с ними вышли с четвертым временем. Я тогда зациклилась на Настиной спине, так работала, и только боковым зрением видела какую-то белую лодку постоянно. Думала: «Вот это соперницы, вцепились, и только мы рубимся вдвоем». И потом где-то к тысяче метров подходили, я глянула, а то был катер, который снимал заезды, а все остальные были вдалеке. Мы тогда на тысяче около четырех секунд выигрывали, на полутора - около шести. Еще комментатор говорил: «Вот украинская четверка парная, они выезжают из кадра, а остальные въезжают». То есть большой разрыв был. Мы даже финиш не делали. Четыре секунды выиграли, но без финишного рывка.
 
- А Олимпийский заезд вы тоже в таких подробностях помните?

- Во-первых, было страшновато, все-таки последний старт после стольких стартов, было необычно. Все волновались. И лидерами сезона были, мы понимали, что на нас возлагают большие надежды. Помню, что я прошла 500 метров, и уже тяжело  было, терпела гонку. Все сказали, что терпели гонку от начала до конца. Еще было тяжело в том, что много тренеров на велосипедах ехало за командами и кричали им, такой гул стоял страшный. Где-то от 750-ти метров началось гудение из фан-зоны, трибун так, что закладывало уши. Так все равно смотришь в спину, работаешь. Мы уже искали финиш, было всем тяжело. Необычно, особенно после финиша, что все-таки получилось. До сих пор как-то не верится. Каждый спортсмен с детства хочет выиграть чемпионат мира. Сначала, конечно, киевский чемпионат, чемпионат области, чемпионат Украины, и потом дальше, дальше, дальше. Я с детства об этом думала. Необычно, когда осуществляется детская мечта, долго не можешь в это поверить. Я говорила, что после финиша на следующее утро я встаю, смотрю - уже светло. А мы тогда каждый день в одно и то же время вставали, кушали и бегом на автобус, бежали на тренировку. Думаю, все - на автобус опаздываю, сейчас гонка, а потом смотрю: лежит медаль, стоит букет. Думаю, неужели это не сон?

 

 

Наталья Довгодько

 

- Как у вас изменилась жизнь после того, как вы стали олимпийской чемпионкой? Вы стали популярной личностью, вас стали приглашать на разнообразные телевизионные шоу. А как в жизни, в тренировочном процессе?

- Я тогда еще училась в КПИ, одногруппники и с потока люди стали на меня странно смотреть. Это было поначалу необычно, потом немного неприятно, потому что одногруппники часто говорили: «О, я сижу рядом с олимпийской чемпионкой». Я же не изменилась, я какой была, такой и осталась. Но отношение ко мне изменилось. Такое было где-то полгода, а потом все как-то успокоилось, все нормально, все пошло своим чередом. Да, приглашают на телевизионные шоу, на олимпийские уроки, интервью берут.
 
- Вам нравится такая публичность?
- Приятно, что интересуются спортом, болеют. Приятно, что есть люди, которые поддерживают эмоционально.
 
- После вашей победы на Олимпийских играх вы почувствовали, что интерес именно к этому виду спорта возрос? Возможно, в секцию пришли новые люди, дети?
- Я, конечно, готовилась года два-три в Днепропетровске, там не так все это видно. В Киеве, конечно, я в этом году готовлюсь в одиночке, и вижу просто невероятное количество детей. С одной стороны, это раздражает, потому что иногда не можешь проехать, они медленно отгребают, уходят с дорожки, а с другой стороны, приятно, что есть дети, есть новое поколение, люди, которые придут и тоже будут завоевывать медали.
 
- Вопрос от болельщика. Он видел, что на Днепре тренируются, спрашивает - это профессионалы или любители? Есть ли там условия для гребли?
- Я тренировалась только в Днепропетровске и в Киеве, здесь основные базы, есть условия для начинающих, для профессионалов. В Киеве несколько баз, чуть больше баз, нежели в Днепропетровске, на которых учат гребле. Есть условия, есть тренажерные залы, зимние гребные бассейны, все есть.
 
- Есть ли у вас любимые каналы в Европе и в мире, где вам удобно?
- Сейчас я в Амстердам еду уже второй раз, я уже знаю, какой там канал, какая вода. Ну, не знаю, каждый раз по-разному. Иногда хорошие впечатления, иногда гонка не сложилась, но я не могу ответить на этот вопрос. В Беларуси мне не очень понравился канал в Бресте, потому что там постоянный боковой ветер. Есть такие нюансы, ассоциации с чем-то. Был в прошлом году чемпионат мира до 23-х лет, я в Австрии тоже была второй раз, в Линце. Мне запомнился канал тем, что он короткий. Если ты одиночкой финишировал, то это еще нормально, но если восьмеркой, то нужно приостанавливаться, а это после финиша сделать нелегко. Я не могу сказать, что есть какие-то любимые каналы. Есть такие места, в которых вода легче. В Швейцарии считается очень быстрый канал, легкая, теплая вода. В Амстердаме второй раз буду, надеюсь, что будет такая же погода, как и тогда, когда я ездила в первый раз. Был попутный хороший ветер, тянуло хорошо.
 
- В Амстердаме тоже легко?
- Если будет встречный ветер, то будет совсем нелегко. Это будет зависеть от погоды. Но там вода тоже теплая, легкая.
 
- Вопрос от болельщика. Какой ваш решим питания во время соревнований, тренировок, есть ли какие-то ограничения?
- В спорте я давно. Сначала читала книги о питании, там говорилось о том, что в подготовительный период нужно кушать больше белка, а перед соревнованиями - больше углеводов. Я считаю, что это все индивидуально. В 2008 году я придерживалась этих ограничений, просто во время соревнований просыпалась ночью от того, что голодная. Мне нельзя было убирать из рациона мясо, хоть немного нужно было его скушать. Конечно, ограничения есть, я не ем ничего жирного. Нет, я могу, конечно, в McDonald`s пойти покушать, но не каждый день и не каждую неделю. Уже много лет не ем ничего жирного. Бывает такое, что мама картошку пожарит, но это крайне редко, и то она немного жирноватой получилась: я съела парочку кусочков и мне уже как-то тяжело. Приучила так свой организм. Не знаю, хорошо это или плохо. Ем все вареное, пареное и печеное. Жареного вообще не ем.
 
- А какие-то спортивные органические добавки?

- Уже второй год покупаю только добавки фирмы-спонсора, мне больше всего она нравится. Она дорогая, но от добавок других фирм, которые нам выдавали в сборной, у меня была тяжесть в желудке. А от этой легко и тренировка стала лучше. Ну, да, у меня пищевые добавки есть, потому что работаю, конечно, на износ, без этого тяжело.

 

 

Наталья Довгодько

 

- Бывают ли у вас конфликты в команде? Если кто-то даст сбой, можете «напихать»?

- Я считаю, что это с какой-то стороны неправильно - доходить до рукоприкладства. Загребная говорила, что обо всех проблемах нужно говорить прямо в лицо, чтобы не злиться за спиной. У нас все как-то так решалось. Бывали такие тренировки, когда мы не можем попасть друг за другом, когда не можем вместе что-то сделать. Мы или в лодке, или выйдя из лодки, могли сказать свои ощущения, решалось, может, дать какое-то упражнение или еще что-то, но не было такого, чтобы мы начали друг друга лупить веслами.
 
- В вашей чемпионской семье бывают споры, прислушиваетесь к советам друг друга?
- Мы иногда собираемся дома, смотрим видео съемок с тренировок. Мне и брат, и мама, и папа говорят - что и как. Родители говорят и ему, я иногда на тренировках спрашиваю мнение брата: «Как там со стороны?». Он мне подскажет, если я чувствую что-то не то. И он у меня может спросить, что и как. Это не проблема. Ругаться - не ругаемся.
 
- За кого больше переживаете - за себя или за брата?
- Когда я выхожу на старт, все происходит автоматически. Как говорится, на что готов, то и показывай. Тяжелее всего смотреть и болеть за другого человека. В этом году на чемпионате Европы не знала, куда себя деть на финише. Бегала то туда, то сюда, травку сидела щипала, пока они шли гонку. Или чемпионат мира в Амстердаме, когда они рекорд мира в U-23 поставили в четверке. Все под зонтиками, дождь идет, а я там бегаю одна вдоль канала, нервничаю. Конечно, наблюдать тяжелее. Даже не представляю, каково тренерам наблюдать за своими подопечными. Мы когда выходили на старт, нам нервничать нельзя было, потому что можно перегореть. А тренеры, наверное, бедные, сидели, нервничали.
 
- То есть вас карьера тренера не прельщает?
- Это интересно, просто страшно немного становится, волнуешься.
 
- Какое место в списке ваших жизненных приоритетов занимает спорт, высоко ли в этом перечне стоят семья, вера, патриотические чувства?
- Все перечисленное дополняет друг друга. В спорт меня привели родители, если у меня какие-то проблемы, я к ним прихожу, они всегда меня поддерживают. Это правильно. Когда я прихожу с тренировки, бывает, что я даже в душ часа полтора собираюсь. Могу сесть и смотреть в стену или в пол, потому что тяжело. В этот момент мама прибежит, приготовит покушать. Она понимает, что при такой нагрузке нужно помочь. Так же и папа. Родители подойдут, помогут, если есть какие-то проблемы. Патриотические чувства - то, что я и говорила, что выходишь на старт, хочешь показать себя с лучшей стороны в мире, а я - часть Украины. Стоишь на пьедестале - поднимается флаг, мы пели всей четверкой слово в слово гимн Украины. У нас многие спрашивали, репетировали ли мы гимн. Мы говорим: «Нет». Мы сами рады за свою страну, сами довольны. Что касается веры, у меня есть обереги, иногда я хожу в церковь, если возникают какие-то душевные проблемы. Это нужно для успокоения души.
 
- Были у вас предложения сменить гражданство, возможно, выступать за другую страну?
- До сих пор есть разные предложения.
 
- Откуда эти предложения?
- Из разных стран. Привлекательные предложения, предлагают очень хорошие условия. Я задумывалась над ними, но не хотелось куда-то уезжать.
 
- Как вы восприняли решение Инны Осипенко-Радомской сменить гражданство после того, как она становилась для Украины олимпийской чемпионкой, серебряным призером?
- Мне кажется, что она поступила так, как ей выгодней, удобней. Как говорится, спорт сейчас - метод зарабатывания денег. Я не знаю, как в разных федерациях. Я наслышана, как в легкой атлетике, знаю, как у нас. Может, в байдарке у них хуже финансирование. Насколько я знаю, трудная ситуация была в байдарке и каноэ. Я поддерживаю ее в том плане, что она хочет продолжать спортивную карьеру, хочет реализовать себя, может, на следующей Олимпиаде. Это ее решение. Я к этому нейтрально отношусь. Если такая ситуация в стране, что государство не может обеспечить результат, то как ты покажешь его, если у тебя не будет того же питания, проживания на сборах, выездных сборов за границу? Тяжело без таких сборов потом показать результат. В этой ситуации есть свои плюсы и минусы. Да, она сменила гражданство, потому что ей хочется продолжать заниматься спортом. Я не могу точно ответить на этот вопрос.
 
- Вы были шокированы, когда узнали?
- Нет, потому что много спортсменов у нас ушло. У меня подруга в Казахстане гребет, та же байдарочница Клинова. У нее не было условий тренировок в Украине, а она хотела продолжать заниматься спортом. Ей предложили, она приходила ко мне и спрашивала. Говорила: «Предложение есть, а я боюсь. Это мне маму надо оставлять. Но там хоть платят, я могу что-то накопить, что-то вложить в свой результат». Ей трудно было, она не хотела, но так получилось. Помимо нее, есть много других спортсменов, которые хотят больше реализоваться, но здесь не имеют такой возможности.
 
- На Олимпиаде вы будете выступать в каких дисциплинах, одиночка все-таки?
- Я не знаю. Это будет в следующем году. Может, за зиму подрастет кто-то, может, будет двойка, возможно, четверка. Настя Коженкова вернулась из декрета. Я даже не знаю, как все будет. Я сначала думала, что после Олимпиады на следующий год мы сохраняем свою четверку. Получилось, что все девочки ушли в декрет. Так что загадывать не могу.
 
- Назовите свой поступок, которым больше всего гордитесь и, возможно, то, о чем не хочется вспоминать.
- Я даже не знаю, что превознести одно, что было в моей жизни, и что, от чего я краснела. Я сама очень стеснительная, особо никуда не вляпывалась.
 
- Вы счастливый человек?
- Не знаю, не могу сказать. Что-то происходит хорошее, а что-то - не так, как хотелось бы.
 
Беседовала Татьяна Ящук, текстовая версия - Дария Одарченко, 15 августа 2014 года  www.sport.ua

 

КОММЕНТАРИИ


На правах рекламы: