Забытые под капельницей


Забытые под капельницей. Бывший член сборной России Иван Подшивалов откровенно написал в «Советский спорт» о драме наших гребцов 

 

На завершившихся в Пекине Олимпийских играх российские «академики» впервые в истории остались без наград. Ни одна из трех наших лодок даже не вышла в финал. Дополнительный повод всерьез задуматься – почему это произошло и что нас ждет в обозримом будущем – дало пришедшее в редакцию письмо. Его написал дисквалифицированный в канун Игр член экипажа-восьмерки Иван Подшивалов. Год назад он и его товарищи по сборной были обвинены в употреблении запрещенных препаратов.

Почтовый конверт со штампом «Заказное» пришел в редакцию за несколько дней до закрытия Игр. Бесславный олимпийский итог российских «академиков», обещавших завоевать в Пекине три награды разного достоинства, да так и не добывших ни одной, был уже печальным фактом. Автором письма оказался спортсмен, чье участие в Олимпиаде еще полгода назад считалось решенным делом, – Иван Подшивалов.

 

«Я – дисквалифицированный спортсмен сборной России по академической гребле в составе восьмерки, – написал Иван. – Мы завоевали олимпийскую лицензию, но нас лишили ее по вине старшего тренера и доктора сборной, который делал нам капельницы. Доктор НЕ ЗНАЛ, что капельницы и все внутривенные инъекции запрещены…

 

…В составе нашей команды были заслуженные мастера спорта, призеры Олимпийских игр. Как получилось, что доктором сборной стал дилетант? Я делал свою работу, четко выполнял указания тренера и из-за преступной халатности доктора утратил цель, мечту, которой посвятил годы тяжелой работы. И всем на это наплевать. Больше того, спортивное начальство еще и на всю страну заявило – как хорошо, что все это произошло до Олимпиады, а не на ней».

 

Напомним, что же случилось до Игр в Пекине.

«…Три члена сборной России по академической гребле – Александр Литвинчев, Евгений Лузянин и Иван Подшивалов дисквалифицированы на два года за использование запрещенных препаратов на прошлогоднем чемпионате мира в Мюнхене» – такое заявление в октябре прошлого года сделал генеральный секретарь Международной федерации академической гребли (FISA) Мэтт Смит.

 

Допинговый скандал разгорелся после того, как в мусорном баке недалеко от отеля в Люцерне, в котором российская команда проживала во время этапа Кубка мира, незадолго до чемпионата мира, было обнаружено использованное медицинское оборудование для внутривенных вливаний и упаковки из-под медикаментов. Все члены сборной сдали образцы крови представителям FISA. В результате анализа были установлены имена трех спортсменов, которым принадлежали обнаруженные предметы. Это член экипажа женской восьмерки Светлана Федорова, а также Владимир Варфоломеев и Денис Моисеев из парной двойки легкого веса.

 

Проведя дополнительную проверку, допинговое агентство пришло к выводу, что еще три человека использовали запрещенные препараты. Ими оказались члены российской восьмерки Александр Литвинчев, Евгений Лузянин и Иван Подшивалов.

Датой начала дисквалификации считается 27 августа 2007 года – день, когда спортсмены сдали кровь на анализ.

 

 

«МЫ ДИСКВАЛИФИЦИРОВАНЫ, А ДОКТОР РАБОТАЕТ»


Мы связались с Иваном Подшиваловым, автором письма в редакцию. День 26-летнего парня, в семье которого вот-вот появится ребенок, расписан с утра до позднего вечера – оставшийся без дела гребец в поте лица зарабатывает деньги. Однако и в этом плотном графике он нашел время, чтобы приехать в редакцию, и рассказал обо всем, что накипело на душе за долгие месяцы отлучения от ремесла.

 

– Наша дисквалификация произошла по вине разгильдяйства со стороны доктора и главного тренера команды. Разгильдяйства и полного игнорирования требований Всемирного антидопингового агентства (ВАДА). Эти требования запрещают применение внутривенных вливаний без специальных санкций. Понимаете, капельницы делают во всех серьезных сборных. Это общеизвестно, и без этого в современном спорте нормальное восстановление невозможно. Но все делают это грамотно – либо получают официальное разрешение ВАДА, либо по крайней мере не разбрасывают иглы и упаковки из-под медикаментов под окнами отеля – вывозят их куда подальше. Хорошо это или плохо – пусть каждый решает для себя, но такова общепринятая практика. Старший тренер сборной Олег Сараев доктору об этом наверняка многократно напоминал, но, видимо, без толку.

 

– А что за доктор с вами работал? Сколько ему лет, откуда он пришел в сборную?

 

– Из центра спортивной подготовки прислали. Филипп Шветский. 28 лет парню. С нами работал начиная с 2005 года. Кажется, сборная России по академической гребле была его первым местом работы в большом спорте. Самое интересное во всей этой истории то, что спортсмены сейчас дисквалификацию отбывают, а он продолжает работать в училище олимпийского резерва. Участвовал в подготовке мужской двойки и четверки парной к Играм в Пекине. Уж как там его оформили – официально или неофициально – я не знаю. Вот только без работы он не остался. А мы, выйдя в финал чемпионата мира, заняв там пятое место и отобравшись на Олимпиаду, были вызваны в ВАДА, сдали анализы, а в октябре получили уведомление: наши формулы ДНК совпали с выявленными в остатках крови на предметах, найденных в Люцерне.

 

 

ВСЕХ ПОМЕНЯЛИ, НО ВСЕ ОСТАЛОСЬ НА СВОИХ МЕСТАХ


– Как дальше развивались события?

– Тогдашнее руководство Федерации академической гребли России начало выгораживать себя всеми способами. В ответ Международная федерация гребли сделала заявление: «Если в российском руководстве не произойдет радикальных изменений, мы не допустим на Олимпиаду тренеров и обслуживающий персонал». За этим последовала отставка руководства федерации и тренерского штаба сборной. Всех поменяли, но… все осталось на своих местах.

 

– Как правило, всякое новое руководство начинает с наведения порядка. Разве в федерации гребли произошло по-другому?

– Наведение порядка требовалось остро – тем более что грешков у прежнего руководства хватало. И уголовное дело по факту ввоза лодок без растаможивания заводилось, и на воровстве люди попадались. Все это и спортсмены знали, и просто люди со стороны. Прихода к руководству Леонида Драчевского ждали с большой надеждой. У него – авторитет, возможности, да и программные заявления звучали правильные. Но жизнь показала, что не все так просто. Драчевский – человек очень жесткий и категоричный. Он не стал долго разбираться и решил, что виноваты все. Ни с одним из дисквалифицированных спортсменов не стал даже разговаривать. Мой друг и ветеран отечественного гребного спорта, призер нескольких чемпионатов мира Александр Литвинчев несколько раз пытался напроситься к нему хотя бы на прием, но поговорить всякий раз ему удавалось лишь с секретаршей.

 

– Люди из команды Драчевского также отказывают вашим коллегам в приеме?

– Да. И всем наплевать, что академическая гребля в России вообще сейчас пребывает в состоянии клинической смерти. Из десяти баз в Москве остались три, но функционирует, по сути, лишь одна. Да вы зайдите в Крылатское. Два зала в непроветриваемом помещении. Три грифа для атлетических упражнений были куплены два года назад. Два уже погнуты, а один просто укоротили – чтобы и он не погнулся. Блины мы с байдарочниками друг у друга постоянно таскаем. А через стенку с нами – частный фитнес-центр с тренажерами, климат-системами, круглосуточной загрузкой… И все это происходит на главном в стране центре подготовки гребцов. Как говорится, вперед – к олимпийским победам.

А Драчевский, который с конца 70-х годов к гребному спорту непосредственного отношения не имел, будто продолжает оставаться в том времени, когда этим видом спорта занимались десятки тысяч. Сейчас же по всей России «академиков» осталось 370 человек, включая взрослых, юношей и юниоров. В Китае только новых центров академической гребли – восемь, и занимаются в них тысячи. И все это они организовали за последние четыре года. Вот почему Китай завоевал на домашней Олимпиаде золото и серебро, а ни одна российская лодка даже не пробилась в финал.

 

 

МЕНЯ НЕ ЗАБЫЛИ ЛИШЬ ВНУТРЕНИЕ ВОЙСКА


– Китай не скупился ни на какие деньги, чтобы достойно выступить на своей Олимпиаде...

– Правильно, а у нас этих денег сроду нет – к этому все спортсмены давно привыкли. С этим выросли, с этим завоевывали последние медали Олимпиад. Возьмите хотя бы золото нашей четверки в Афинах. Да если пересчитать то, что было вложено в подготовку сборной в том олимпийском цикле, я уверен, эта награда окажется самой скромной по затратам на нее из всех афинских медалей.

 

– То золото многих вдохновило. Подумалось еще – вот, значит, есть у нас и спортсмены, и тренеры…

– Это вам показалось. Грамотных тренеров в России и тогда было чуть больше десятка, а сейчас и того меньше. 90 процентов наставников, работающих сейчас в школах, – это, если называть вещи своими именами, бездельники и пьяницы. Их основная функция – выдать ребятам и девчонкам лодки, и пусть едут на реку кататься. Что они там делают, какие нагрузки выполняют – никого не интересует. Отправил ребят и пошел глаза заливать. Людей, выходящих на службу за такую зарплату (около 5000 рублей) и ведущих такой образ жизни, все устраивает. Их устраивает низкий уровень чемпионата России, где, чтобы попасть в призы, много тренироваться не надо – все равно соперничать не с кем. Спортсмен, вызванный в сборную, вынужден возвращаться к азам. Я сам три года работал над изменением техники гребли, и если бы не совсем уже старенький Вольдемар Петрович Дундур (ему уже за 70) и не Литвинчев – так бы и остался на бездарном детско-юношеском уровне.

 

– Вы оказались не у дел и без средств к существованию. Чем сейчас занимаетесь?

– Да, как только дисквалификация вступила в силу, нас сняли со всех ставок, не выплатив даже стипендии чемпионов России и зарплаты членов сборной. На сегодняшний день федерация гребли, по моему глубокому убеждению, должна мне деньги – в общей сложности около 800 тысяч рублей. О том, что мне и моим коллегам эти деньги кто-то заплатит, мы даже не мечтаем. Да что зарплата – даже извиниться от лица федерации за то, что загубили нас как спортсменов, никто не считает нужным. Наше спортивное руководство по-прежнему живет по схеме – «на твое место всегда найдется другой». А где они, другие? Вот выкинули нас, и наша восьмерка проиграла голландцам на последнем квалификационном соревновании перед Пекином (России предоставили шанс отобраться на Олимпиаду) две секунды. Это при том, что в лодку посадили олимпийского чемпиона Афин Игоря Кравцова. В общем, команды нет и в обозримом будущем едва ли сыщется. А мы все собираемся в Лондоне общекомандный зачет у США и Китая выигрывать. Да мы еще англичан и немцев вперед пропустим.

Единственным, кто не остался безучастным к моей судьбе, оказалась лишь воинская часть внутрених войск, в которой я числюсь на должности прапорщика и по-прежнему продолжаю получать ежемесячно 12 тысяч рублей.

 

– И как – на жизнь хватает?

– Вы знаете – хватает. При-том мой нынешний заработок на порядок больше, чем в спорте, где я провел 20 лет – со второго класса. На жизнь по-другому взглянул. Знаете, когда находишься всю жизнь на сборах, задуматься о том, ради чего все это происходит, просто некогда. А на выходе это 30 тысяч рублей стипендии, туманные перспективы и никаких гарантий. Вот Саня Литвинчев практически потерял семью, сын воспитывается без него, такая же история у олимпийского чемпиона Владимира Володенкова…

 

– Вы хотите вернуться в спорт?

– Очень. Дело, которому отдал 20 лет, так просто не бросишь. Мы все сейчас понемногу тренируемся и ждем. Вот только чего ждать? Нам говорят: хотите вернуться – сдавайте повторные анализы. Это на минуточку 35 тысяч рублей, которые нам предлагают отдать из своего кармана. Я принципиально против того, чтобы вот так возвращаться в спорт. Если меня там не ждут – буду строить другую жизнь. Вот только за академическую греблю обидно…

 

 

КАК НАША АКАДЕМИЧЕСКАЯ ГРЕБЛЯ ШЛА НА ДНО

 

 

З

С

Б

ХЕЛЬСИНКИ 1952

1

2

-

МЕЛЬБУРН 1956

2

1

1

РИМ 1960

2

2

1

ТОКИО 1964

2

-

-

МЕХИКО 1968

1

-

1

МЮНХЕН 1972

2

-

-

МОНРЕАЛЬ 1976

1

4

4

МОСКВА 1980

1

9

2

СЕУЛ 1988

-

2

1

БАРСЕЛОНА 1992

-

-

1

АТЛАНТА 1996

-

-

1

СИДНЕЙ 2000

-

-

1

АФИНЫ 2004

1

-

-

ПЕКИН 2008

-

-

-

 

 


РЕАКЦИЯ ФЕДЕРАЦИИ ГРЕБНОГО СПОРТА РОССИИ


Работая над этим материалом, мы, разумеется, попытались выяснить мнение и у нынешнего руководства ФГСР, однако дозвониться до его президента Леонида Драчевского, как и дисквалифицированные гребцы, не смогли. Тогда мы отправили в ФГСР текст письма по факсу – для ознакомления. Не помогло. Президент поручил держать ответ главному тренеру сборной Михаилу Рожкову, но и до того дозвониться не удалось.

Тем не менее «Советский спорт» готов предоставить возможность высказаться по поводу ситуации руководству Федерации и представителям Олимпийского комитета России, и всем заинтересованным лицам.

 

Константин Бойцов. Опубликовано 9 сентября 2008 г. в газете «Советский спорт»

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

КОММЕНТАРИИ


На правах рекламы: