Противоядие доктора Лидова


Первый раз мы случайно встретились несколько лет назад. Я просто оказалась в больнице, где он работал.

 

– У меня в той палате сейчас умирает бывшая гребчиха, – сказал тогда доктор Петр Лидов. – Еще из сборной Советского Союза. Сделать ничего нельзя. Считайте, печени нет. Допинг… Ей еще и пятьдесят не стукнуло.

 

Потом мы встретимся на кафедре госпитальной хирургии Первого мединститута. «Я ненавижу спорт высших достижений», – скажет он. Разговор будет долгим…

– Знаете, сколько безнадежно больных бывших спортсменов прошло через нашу больницу? Допинг! Да и без допинга дотягивают до глубокой старости не многие. Сверхнагрузки – это преступление против человеческого организма.

Кто знал, что последние скандальные события в мире большого спорта приведут к нашей новой встрече? Сегодня Лидов, спортивный врач и хирург, работает в федерации тенниса директором медицинских программ. И пытается прервать порочную цепочку: большой спорт – немного жизни – больница.

 

– Почему с точки зрения врача большой спорт порочен? Наш организм отрабатывает не весь заложенный в нем ресурс. Скажем, печень использует лишь пять–семь процентов собственной мощности. Видимо, ресурс необходим для продления жизни. И когда спортсмена начинают нагружать, включаются в работу именно запасы, подаренные природой. Но на «чистых» нагрузках современный победный результат во многих видах спорта показать невозможно – поэтому и вступают в игру стимуляторы. По сути, не важно – запрещенные или нет. Запрещенные хуже, потому что наносят непоправимый вред или здоровью, или спортивной карьере. Но и разрешенные немногим лучше.

 

– Коли так, что вас держит в здании Олимпийского комитета? Старые друзья?

– И они тоже. А еще идея, которую я опробовал. И которая уже дала результат. Посмотрите табличку: прирост спортивного результата у легкоатлетов, лыжников – четырнадцать процентов, у гимнастов – девять процентов. Раньше мы, медики, ни в одном виде больше пяти дать не могли.

 

– Стимуляторы?

– Фактически – нет. Давно известные всем медицинские методики, полностью разрешенные ВАДА, но объединенные в некий комплекс.

 

– Вы же сами говорите, что любая стимуляция и даже простое повышение тренировочных нагрузок – преступление…

– Готов еще десять раз повторить эти слова. Моя идея заключается вовсе не в том, как найти новые пути стимулирования. Их и без меня найдут. А в том, чтобы минимизировать вред от стимуляции.

 

– И каким же образом?

– Все спортивные медики исходят из простого посыла: надо обеспечить рост результатов. Тот же посыл у тренеров. При союзе тренера с неграмотным медиком получается допинг-скандал. Мы с коллегами, которые занимаются биохимией, спортивным питанием, пошли от обратного. Первый этап сотрудничества с нами не имеет ничего общего с последующим спортивным результатом. Мы делаем анализ крови, на его основе определяем, что нужно человеку для укрепления здоровья. После чего рекомендуем диеты, режим дня, снижая риск для здоровья при росте нагрузок. А стимулирующие методики применяем лишь одномоментно в нужное время. Вот и все.

 

– Так просто?

– Попробую объяснить популярно. Если определить здоровье в сто процентов, то абсолютного здоровья нет ни у кого. Но раньше, скажем, от семидесяти процентов спорт отнимал еще тридцать и после окончания карьеры человек с трудом дотягивал до сорока процентов. Мы же сначала повышаем процент до, положим, восьмидесяти–девяноста. Да, потом тренеры отнимают все те же тридцать. Но на выходе – уже пятьдесят–шестьдесят процентов. Это уже дает возможность снизить и количество внезапных смертей среди действующих спортсменов, и количество моих пациентов среднего возраста, умирающих после применения допинга в юности.

 

 

 Н. Калугина. Опубликовано 9 сентября 2008 г. в газете «Советский спорт»

КОММЕНТАРИИ


На правах рекламы: