Из России с веслом. Путешествие Курмакова из Киева в Кэмбридж.


Николаю Курмакову было непросто покинуть страну, чемпионом которой он являлся. Он наслаждался жизнью настолько, насколько это было возможно в Советском Союзе.

 

Николай Курмаков


Николай Курмаков, тренер гребного клуба Риверсайд и Симмонс колледжа, заходит под мост через реку Чарльз во время подготовки к регате

 

 

Но 2-го мая 1986 года, когда он и его жена Лариса узнали о Чернобыльской катастрофе, послужившей причиной утечки радиационного облака в атмосферу в 100 километрах от их дома в Киеве, они приняли решение изменить свою жизнь. А также жизнь двух сыновей.

 

"Мы не знали о Чернобыли несколько дней. Это произошло 26-го апреля. Но мы узнали только 2-го мая. Они скрывали катастрофу. Сразу невозможно было что-либо увидеть или почувствовать. Но я думаю, последствия скажутся позже", сказал Курмаков, 55-летний гребец, который собирается принять завтра участие в регате Чарльз, в гонке Senior Master Eight. "Но пока все нормально".

 

Как и большинство элитных гребцов, Курмаков высокий, худощавый и мускулистый. Находясь в клубе Риверсайд во вторник, он поведал историю переезда своей семьи в Соединенные Штаты. А также о всех трудностях, связанных с новой, непривычной культурой.

 

"Получение визы заняло 4 года. И самое трудное было, сохранять весь процесс в секрете. Но в августе 1992 мы ее получили и переехали. По приезду сюда все было непросто. Очень непросто. Основной проблемой являлся язык. Внезапно вы в стране, где не говорите и не понимаете окружающих вас людей".

 

"Начинать новую жизнь в 42- без дома, без работы, зная немного друзей из прошлого… было очень трудно искать работу с двумя детьми".

Даже несмотря на то, что его жена специализировалась на английском в институте и нашла работу в качестве библиотекаря в Бостонском Университете, говорить на английском со всеми его идиомами было трудно и для нее. Курмаков получил лицензию и в первые месяцы пребывания в Бостоне водил такси. А потом получил работу с неполной занятостью в качестве тренера по гребле в клубе Риверсайд и Симмонс колледже.

 

"Я должен был водить такси просто для того, чтобы оплачивать свои счета", сказал Курмаков, чьи сыновья приспособились к новой жизни значительно проще родителей. 5 лет назад, Алекс, которому сейчас 26, закончил Харвард, где он состоял в сборной США по плаванию. Сейчас он финансовый директор одной из медицинских компаний в Пенсильвании. Андрей, которому 21, выпускник Массачусетского Университета.

 

Напарника Николая зовут Фред Шок (Fried Schoch). Он - исполнительный директор руководства Чарльз. Они будут участвовать в гонке Senior Master Eight только завтра днем. Шок сказал, что «причина в нагрузке на Николая. Она слишком велика. Он тренирует две команды. А еще и меня, управляющего регатой. И все участвуют в парных соревнованиях».

 

Но о своем друге и напарнике, Шок сказал: "Это большое счастье, что он с нами. Он постоянно оптимистически настроен. Ему присуще свойство победителя. История успеха Николая очень хорошо резонирует со всем гребным сообществом на реке". Этой осенью Курмаков и Шок участвовали в восьмерке, победившей в финале гонки в Коннектикуте. А также в регате, проходящей в канадском городе Хэнле. И собираются побороться в эти выходные, несмотря на не очень удачный стартовый номер, 18. "Мы однозначно поборемся", сказал Шок, "хотя это и будет непросто. Так как с таким стартовым номером обычно много помех".

 

Курмаков начал заниматься греблей в Киеве, будучи подростком. Он также увлекался беговыми лыжами. Но гребля очень скоро поглотила его. "Это для меня наркотик", сказал он. "Это что-то, что я должен делать. Как у курильщика есть постоянное желание курить. Так и гребля для меня".

 

Будучи в ранге чемпиона Советского Союза, он готовился к участию в Олимпийских играх. Но, находясь в Германии, в 1976 году у него произошел разрыв хряща в нижней части спины. И как бы иронически это не звучало, причиной травмы послужило столкновение во время игры в футбол. "И когда это случилось", сказал он, "моя карьера гребца была закончена". Олимпийские игры проходили как раз в то время, когда он и его напарник имели все шансы на медали. "А теперь остается только думать о том, что могло бы быть".

 

Но Курмаков не долго переживал по этому поводу. В следующем году его пригласили на должность тренера по гребле, в стране, где к спорту относятся очень серьезно. Вдохновленный своим тренером, Владимиром Файвышевским, Курмаков начал свою собственную карьеру на Украине.

 

"Гребля на высшем уровне намного напряженнее", сказал он. "В целом здесь может быть меньше гребцов - ну, сколько всего здесь университетов с пятью восьмерками? Конечно, в Советском Союзе было больше. Там было 26 двоек, соперничающих в чемпионате страны".

После дюжины лет прожитых в США, Курмаков сказал, что рад наблюдать развитие гребли. И заметил, что руководству Чарльз пришлось отсеять половину желающих поучаствовать в регате, несмотря на изменение регламента соревнований из однодневного на двухдневный.

"За 12 лет произошли огромные изменения", сказал он. "Мне кажется, что программы в колледжах становятся все более популярными. И это открывает большое количество талантливых людей. Но для того, чтобы попасть на национальный уровень, нам нужно больше гребных клубов с национальным образованием. Так другие страны готовят гребцов высшего уровня".

 

Когда Курмаков только приехал в штаты, ему было неохота снова начинать заниматься греблей, даже в качестве тренера. Но мало помалу привязанность снова вернулась. "После пяти лет, когда моя жизнь немного установилась, я понял: пришло время попробовать что-то помимо работы. Поделать что-то для себя. Я был готов снова вернуться в греблю. И теперь я понимаю, почему людям очень тяжело избавиться от наркотиков. Я хочу практиковаться каждый день".

 

Хотя Лариса и пробовала заняться греблей несколько раз - за прошедшие годы, ни она, ни их сыновья (оба пловца) не проявили особого интереса к гребле. "Нет, я единственный ненормальный в нашей семье", сказал Курмаков.

 

Николай Курмаков

Лодочный клуб Риверсайд, Николай Курмаков, бывший чемпион Советского Союза, направляется со своей лодкой к воде на тренировку.

 

 

Даже по прошествии 12 лет в США, Курмаков сказал, что порой испытывает трудности с английским. "Ну что же, Я русский и это так, как оно есть", сказал он. "Но я никогда не пересматривал свое решение покинуть страну. Не считая друзей, у меня даже нет никакого интереса в поездке назад. В свое время было очень трудно, но этот выбор всегда оставался правильным для нас".

 

Использованы материалы статьи Тони Чэмберлена ("The Boston Globe", 22 Октября 2004 года).

Большое спасибо Виктору Сологубу за предоставленный материал, привезенный из США.

Особая благодарность Николаю Молчанову за перевод статьи.

 

 

 

КОММЕНТАРИИ


На правах рекламы: